К вопросу о товарном производстве при социализме. Пихорович В.Д

СОВРЕМЕННАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ

ОБЩЕРОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ

ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО «ДИАЛЕКТИКА И КУЛЬТУРА»

Проблема истории в творчестве Э.В.Ильенкова

Материалы

XV Международной научной конференции

«ИЛЬЕНКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2013»

( Москва, 28 – 29 марта 2013 года)

Пихорович В.Д.

 

К вопросу о товарном производстве при социализме

(по поводу одного замечания в скобках)

В своем «Ответе Я.А. Кронроду», который имеет подзаглавие ««Капитал» Маркса и проблема стоимости», Э.В. Ильенков,  настаивая на том, что открытые Марксом законы товарного производства действительны не только для капитализма, но и для любых других этапов становления общества, в которых наличествует «та или иная форма или степень независимости друг от друга отдельных звеньев общественно-разделенного труда, отдельных («частных») работ», делает одно «замечание в скобках», которое мы хотели бы  привести полностью и высказать свои соображения по поводу затронутой здесь проблемы. Вот это замечание:

«(В скобках заметим, что та «независимость друг от друга отдельных – “частных” – работ», о которой у Маркса идет речь в его общей теории стоимости, вовсе не предполагает еще частной собственности, – а тем более – частно-капиталистической ее разновидности. Более того, сама частная собственность выступает здесь как результат, как следствие «частного» характера труда. Частный – здесь вовсе не значит «частнособственнический». «Частный характер» может иметь и труд коллектива, поскольку ему противостоит другой такой же коллектив – в качестве хозяйственно-независимой от него единицы... Таким образом, теория стоимости Маркса остается в силе и там, где частной собственности в собственном смысле слова еще или уже нет, – а известная «разъединенность» отдельных звеньев общественного производства уже или еще есть, – в каком бы виде, в какой бы форме такая «разъединенность» ни имела места.

Конечно, развитая «независимость» отдельных звеньев общественно-разделенного труда неизбежно отливается в форму частной собственности и находит в ней новую питательную почву. Но возникает она раньше, чем частная собственность, а потому и умирает позже нее, некоторое время сохраняясь в качестве еще не преодоленного наследия старых, частнособственнических форм разделения труда. Это естественно, ибо коммунизм сразу, декретом, не может преодолеть и преобразовать в коммунистические отношения всю сумму унаследованных им отношений в масштабах всего народного хозяйства...)». [5. с.421-422]

В этом замечании нужно выделить две основные мысли.

Одна состоит в политэкономическом обосновании социализма как переходного периода от капитализма к коммунизму. С этой точки зрения социализм есть период, когда частная собственность на средства производства, и частно-капиталистическая ее разновидность в особенности, уже преодолена, но частный характер труда еще сохраняется или, другими словами, когда еще есть «известная разъединенность» отдельных звеньев общественного производства.  Это означает, в первую очередь, что социализм не есть отдельная общественно-экономическая формация, а во вторую — что сам факт наличия товарных отношений при социализме отнюдь не определяет его природы. Напротив, природа социализма определяется тем, что он, как первая ступень коммунизма, должен двигаться по пути отрицания формационного развития общества, когда не уровень развития производительных сил определяет характер общественных отношений, а когда общественные отношения (иными словами, сущностные силы человека или, точнее, его деятельные способности) сами становятся главной производительной силой общества.

Вторая мысль гораздо более сложная и не бросается в глаза. Ее суть в том, что задача социализма будет выполнена только если будет преодолена ВСЯ сумма унаследованных от капитализма отношений и в масштабах ВСЕГО народного хозяйства.

«Решение этой задачи, — пишет Ильенков, — и совпадает с построением коммунизма в полном и точном значении этого теоретического понятия». [5, 166]

И продолжает: «Со стороны «индивида» эта задача как раз и предстает как задача социальной педагогики, как задача превращения каждого индивида из односторонне развитого профессионала, раба наличного разделения труда, во всесторонне развитую индивидуальность, способную без особого труда и личных трагедий менять виды деятельности» [5, 166].

И если все, что писалось Э.В. Ильенковым относительно движения по преодолению частной собственности, не вызывает ни малейших сомнений, то последняя мысль заставляет несколько насторожиться. «Со стороны индивида», оно, конечно, все правильно: с его стороны вопрос коммунизма, то есть вопрос, о присвоении им всех культурных богатств человечества — это, в первую очередь, вопрос «социальной педагогики».

Но если взглянуть на этот вопрос со стороны развития производительных сил, то все окажется отнюдь не так просто. Ведь никакая «социальная педагогика» не поможет, если будет оставаться «известная «разъединенность» отдельных звеньев общественного производства». А если она будет не только оставаться, но и в результате внедрения самоуправления будет еще и усугубляться, что неизбежно, если самоуправление будет внедряться в условиях существования этой «известной разъединенности», «в каком бы виде, в какой бы форме такая «разъединенность» ни имела места»? Особенно, если вспомнить слова из замечания в скобках, о том, что «частный характер» может иметь и труд коллектива.

Увы, ни в работах Э.В.Ильенкова (которому большое спасибо за саму постановку этой проблемы), ни в работах других марксистов (большинство из которых не догадывались о ее существовании) мы ничего по этому поводу не находим.

Техническое средство для устранения такой «разъединенности» отдельных звеньев общественного производства было предложено известным советским кибернетиком   Виктором Михайловичем Глушковым. Под его руководством была разработана идея общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой, которая позже получила название ОГАС.

Нужно признать прямо, что Э.В.Ильенков не сумел верно оценить эту идею. Критика этого начинания, которую мы находим в статье «Машина и человек, философия и кибернетика», поистине была «блестящей, но неглубокой». Авторы статьи утверждают, будто бы «некоторые люди думают, что вся проблема заключается в том, чтобы просто заменить нынешние государственные органы мыслящими – планирующими и управляющими – машинами, ящиками вроде холодильников» [4. с. 280].

Ошибочность этой критики очевидна хотя бы потому, что эти слова буквально совпадают со словами автора статьи «Перфокарта управляет Кремлем», напечатанной в то же время в «Вашингтон пост»: «Царь советской кибернетики академик В. М. Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами».

Сам Глушков был уверен, что эта, как он выразился, низкопробная статья, была инспирирована ЦРУ и рассчитана на то, чтобы напугать советское руководство [1. с. 330].

А в это время, как выяснилось гораздо позже, когда открылись архивы ЦРУ за соответствующий период, для своего собственного руководства специалисты ЦРУ готовили совершенно иные материалы. Вот что пишет об этом известный специалист в области истории вычислительной техники, сотрудник Института истории науки им. И. Ньютона при Массачусетском технологическом институте В. Герович:

«ЦРУ создало специальный отдел для изучения советской кибернетической угрозы. Этот отдел выпустил целый ряд секретных докладов, где отмечал, среди прочих стратегических угроз, намерение Советского Союза создать «единую информационную сеть». На основе докладов ЦРУ в октябре 1962 года ближайший советник президента Джона Кеннеди написал секретный меморандум о том, что «советское решение сделать ставку на кибернетику» даст Советскому Союзу «огромное преимущество»;

«...к 1970 году СССР может иметь совершенно новую технологию производства, охватывающую целые предприятия и комплексы отраслей и управляемую замкнутым циклом обратной связи с использованием самообучающихся компьютеров».

И если Америка будет продолжать игнорировать кибернетику, заключал эксперт, «с нами будет покончено»[2].

Бесспорно, что у тех ученых, которые предлагали в качестве альтернативы усилению рыночных методов  создание общегосударственной автоматизированной системы управления, было много иллюзий, но, на наш взгляд, философы марксисты, вполне справедливо критикуя их за эти иллюзии, благополучно «вместе с грязной водой выплеснули ребенка».

Сам Ильенков, по словам Л.К. Науменко, на вопрос о том, как справиться с теми экономическими проблемами, которые тогда уже очевидно встали перед советским обществом, «коротко ответил: «Нэп»»[7. с. 109]. Нужно сказать, что это было не только слишком коротко, но и не слишком удачно. Впрочем, из известного письма Ю.А. Жданову [9. с. 258-261]  мы узнаем, что это решение он предлагал, скорее, из отчаяния, чем в результате зрелого размышления, приведшего к полной ясности в этом вопросе. И дело тут не только в том, что буквально через короткое время именно под лозунгом нэпа социализм очень быстро развалился: т. н. «разум стихии» оказался на поверку самым банальным стихийным безумием. Дело, скорее, в теоретической неверности этого решения. Социализм, видимо, тоже имеет свои восходящие и нисходящие стадии. И если на восходящей стихия еще может играть в его пользу, то после того, как по каким-то причинам, вовремя не произошел переход к следующей фазе, она уже будет играть только против.

Меньше всего хотелось бы, чтобы все написанное здесь было воспринято таким образом, будто бы автоматизированные системы управления экономикой в состоянии преодолеть ту «разъединенность» отдельных звеньев общественного производства, на которую указывает Э.В.Ильенков в разбираемом нами замечании в скобках как на то, что нужно преодолеть для перехода к коммунизму. Спору нет, что эта «разъединенность» преодолевается только через реальное обобществление частной собственности, или, другими словами, уничтожение разделения труда, то есть через присвоение каждым индивидом всех деятельных способностей человечества. Но без доведения до логического завершения тенденции к автоматизации производства, то есть без замены родившихся еще в домануфактурную эпоху методов организации производства на более соответствующие современному автоматизированному производству, «разъединенность» его отдельных звеньев будет воспроизводиться неизбежно, каких бы успехов мы не достигли на ниве «социальной педагогики». Без полного и окончательного преодоления технического разделения труда, каковое невозможно без доведения автоматизации производства до ее логического завершения — когда автоматизируется не только физическая, но и интеллектуальная составляющая  общественного производства (то есть функции контроля за производственными процессами и управления ими), невозможно преодоление общественного разделения труда.

Машине нужно полностью отдать машинное, чтобы человек мог себе присвоить человеческое, то есть всеобщественное. Только освободив индивида от исполнения машинных функций как в области физического так и в области умственного труда, можно  перейти «от управления людьми к управлению вещами и процессами» и на этой основе  восстановить «органическую» связь индивида с общественным целым. Только тогда человек может  полностью освободится от власти капитала.

Литература

  1. 1.В.М. Глушков — пионер кибернетики. К. 2003.
  2. 2.Герович В. Почему в СССР не была создана общенациональная компьютерная сеть. Электронный ресурс. Режим доступа. http://www.intelros.ru/readroom/nz/nz-75-1-2011/8691-inter-net-pochemu-v-sovetskom-soyuze-ne-byla-sozdana-obshhenacionalnaya-kompyuternaya-set.html
  3. 3.Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1974.
  4. 4.Ильенков Э.В. Ленинская теория отражения и современная наука». М., 1966.
  5. 5.Ильенков Э.В. Ответ тов. Я.А Кронроду («Капитал» Маркса и проблема стоимости) / Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М. 1997.
  6. 6.Ильенков Э.В. Философия и культура. Москва, 1991.
  7. 7.Науменко Л.К. Об Эвальде Ильенкове, о времени и немного о себе /Эвальд Васильевич Ильенков в воспоминаниях. М., 2004.
  8. 8.Э.В. Ильенков: личность и творчество». М., 1999.
  9. 9.Энгельс Ф. Диалектика природы. / Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд. Т. 20.

 

Автор записи: Владимир