«К гипотезе сознательности у Фридриха Ницше.» Рау Иоганн

Э.В.Ильенков и проблема человека в революционную эпоху. Материалы XIX Международной научной конференции «ИЛЬЕНКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ» (Москва, 20-21 апреля 2017 г.) М., Изд-во СГА, 2017.

Под общей редакцией д.ф.н. Мареевой Е.В.

Редакционная коллегия:

д.ф.н. Лобастов Г.В.

д.ф.н. Мареев С.Н.

д.ф.н. Майданский А.Д.

д.ф.н. Иващук О.Ф.

В сборник материалов включены доклады и выступления очных и заочных участников XIX Международной научной конференции «ИЛЬЕНКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ». Тема конференции «Э.В. Ильенков и проблема человека в революционную эпоху». На конференции обсуждались общеметодологические проблемы субъекта истории и противоречивости общественного прогресса, диалектики революционного творчества и преодоления отчуждения во всех его исторических формах. В свете 100-летнего юбилея Октябрьской социалистической революции значительная часть докладов была посвящена исследованию природы современного капитализма, диалектики формального и реального обобществления и противоречий построения социализма в СССР.

В сборник включен ряд полемических текстов, в которых трактовка творчества Ильенкова расходится с точкой зрения большинства членов редколлегии. Статьи публикуются в авторской редакции.

Рау Иоганн (Гамбург-Вена)

К гипотезе сознательности у Фридриха Ницше

Известно, что Ницше не был сторонником логоцентризма и рационализма. Ницше — за высшее достоинство индивидуальности во всех её проявлениях; и был убеждён, что она укрепляется и развивается только в постоянном противостоянии «стадной» психологии (психологии толпы, общественности и др.). Эти его установки сказались и не его гипотезе сознательности.

Начинает он достаточно эпически. Сознание — последнее достижение и высшая способность в развитии животного мира. Последнее, следовательно, и наименее испробованное. Именно с сознанием связано большинство смертельных ошибок людей, в то время как инстинкты, если к ним внимательно прислушиваться, не обманывают. Поэтому превращение знаний и умений в инстинкты — один из способов научения быстрым и безопасным, успешным действиям [1].

Далее Ницше переходит к критике классической логики, абсолютно логичного мышления. Стремление к такому мышлению он объясняет психологически: стремление таким способом мыслящих людей одному быть правым, полностью быть правыми. Но в хорошем обществе, говорит Ницше, такие притязания на абсолютную, непоколебимую истину выглядят диктаторскими, тираническими, признаком дурного вкуса! Что же он советует? Надо прислушиваться к нелогичному, нерациональному и даже  к сумасбродному. Иначе прорывов обычного и открытий не будет. Новое не вытекает логически из старого. [2].

Парадоксально то, замечает философ, что формальная логика опирается на нелогичные предпосылки: похожее принимается за равное, а равное — за тождественное. В самой же реальности, вне нашего воображения, существует только похожее. То же самое с субстанцией: в реальном мире есть прочное, устойчивое, крепкое и т.п., но нет самому себе тождественного, т.е. неизменного. То же самое с точкой, линией, плоскостью и т.д. и отдельными, т.е. отделёнными от мира предметами и т.д. [3].

Тесно с критикой формальной логики у Ницше связано негативное отношение к «вербальному» и сознательному мышлению и сознанию. Ни одна мысль словами, пусть даже их и будет неимоверное количество, не исчерпывается [4]. Мы мыслим не только и не столько словами: языком, знаками, символами, формулами, мы лишь оформляем результаты мышления.

Мы можем мыслить, ощущать, волить, вспоминать, действовать, не будучи в сознании (nicht «Sich-Bewußt-sein», nicht «ins Bewußtsein zu treten»). [5]. Зачем, главным образом, нужно сознание, спрашивает Ницше, если в большей части нашей жизни оно излишне? И отвечает: оно нужно для удовлетворения потребности сообщить что-то кому-то («Mitteilungs-Bedürftigkeit») и как способность сообщить («Mitteilungs-Fähigkeit») [6].

У человека эта способность развилась потому, что он для удовлетворения большинства своих потребностей нуждается в других людях. И гипотеза Ницше гласит: сознание развилось под давлением потребности сообщить и получить сообщение. Сознание есть, в первую очередь, образно говоря, связующая сеть («Verbindungsnetz») (ebenda) между человеком и другими людьми. Человек и как телесное, и как духовное существо нуждается в общении с себе подобными.

Человек есть психически высокоразвитое мыслящее существо, но не с точки зрения рационалистов, а в том плане, что человек мыслит постоянно, даже во сне, хотя и не осознаёт этого, пока не вступает в «Verbindungsnetz».  Человек не может не мыслить, так устроен его головной мозг.

Сознательное, осознанное мышление — это лишь малая и не самая главная для познания нового часть этого непрерывного мыслительного процесса. Вероятно, что осознанное мышление — самая поверхностная и слабая часть всего мышления: все новые идеи и открытия возникают «неизвестно откуда», но не из сознательного, логического мышления, держащегося за известное. И сознательная честь мышления является в словах, логических формулах, знаках, и в символах («Mitteilungszeichen») (на ранних этапах становления общества — в метаязыке /жестах, телодвижениях, прикасаниях, взглядах, интонации и др./). /7/ Развитие знакового и вербального общения и развитие сознания, сознательного мышления и восприятия шли рука об руку.

Находящий всё новые знаки, коммуникативные возможности человек становится и всё более самосознательным. Общественное, социальное перерастает в индивидуально-сознательное. И Ницше делает следующий вывод: индивидуальность человека, выражаемое сознанием, говорит скорее о его стадности («Herden — Natur», о его обобществлённости. И каждый, кто понимает свою индивидуальность через своё сознание, на деле подпадает под общепринятое, большинством признанное только кажущееся индивидуальным. Индивидуальны, индивидуализированы все наши действия («Handlungen»). Действуйте и будете индивидуальными. Длительные размышления ведут к потере индивидуальности деятельности или к бездействию, что равно потере индивидуальности. Прислушивайтесь к себе и будете правы, хотя, может быть и не успешными в стадности существования. В последнем господствуют авторитеты индивидуальные и групповые, авторитеты общественного мнения и предков.

Чтобы прояснить эти антиавторитарные мысли Ницше приведём его короткое стихотворение «Над моей дверью», помещённое в качестве эпиграфа к его «Весёлой науке»:

«Ich wohne in meinem eignen Haus,

Hab niemandem nie nichts nachgemacht

Und — lachte noch jeden Meister aus,

Der nicht sich selber ausgelacht»

Вольный перевод:

«Я живу в своём собственном доме,

Никому никогда ни в чём не подражал

И — высмеивал ещё любого мастера,

Который сам не смеялся над собой»

Может быть, философ никому и в чём не подражал. но на определённые мысли философов прошлого он опирался: в частности на старинную философскую традицию, исходящую от Христиана Вольфа  (Chr. Wolff), который сознание понимал как со-знание (Mittwissen). Латинское понятие «conscientia», или «con-scientia», на которое опирался Вольф, наиболее правильно переводится именно как «со-знание», совместное знание. Но оно же может переводиться и как «совесть», «со-весть», совместное знание о хорошем и плохом — трактовка, тоже работающая на гипотезу Ницше. (См.: Wolff C. Vernünftige Gedanken von Gott, der Welt und der Seele des Menschen, auch allen Dingen überhaupt. In: Christian Wolff. Gesammelte Werke. Hildeaheim/ New York / Zürich 1968. Band 1, § 1; Vernünftige Gedanken von den Kräften des menschlichen Verstandes und ihrem richtigen Gebrauche in Erkenntnis der Wahrheit, § 194.)

Похожее понимание сознания и совести у Вольфа и Ницше отражено в современных философских словарях. Например, в таких: Alexander Ulfig. Lexikon der philosophischen Begriffe. Köln 2003, Komet Verlag, S. 62; Wörterbuch der  philosophischen Begriffe. Hamburg 2013, Meiner Verlag, S. 108; Anton Hügli, Paul Lübke (Hg.). Philosophielexikon. Reinbek bei Zamburg 2013, S. 112, 974.

Литература

  1. Friedrich Nietzsche. Die Fröhliche Wissenschaft. Köln 2009. Anaconda Verlag. Erstes Buch.
  2. ebenda, Buch 2, Fragment 82, S. 101.
  3. ebenda, Buch 2, Fragment 11, c. 133.
  4. ebenda, Buch 3, Fragment 244, S. 179.
  5. ebenda, Buch 5, Fragment 354, S. 256.
  6. ebenda, Buch 5, Fragment 354, S. 257.
  7. ebenda, Band 5, Fragment 354, S. 258.

 

Автор записи: Владимир