ОБЗОР ИЛЬЕНКОВСКИХ ЧТЕНИЙ В ВОПРОСАХ ФИЛОСОФИИ 2008

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Десятая Международная научная конференция "Ильенковские чтения"

2008 г. ( Научный обзор В.Королёв)

(Опубликовано в журнале «Вопросы философии» в 2009 г. № 4, стр. 176-180)

Эта конференция прошла в апреле 2008 года в Москве на базе Современной гуманитарной академии. Она была организована Общероссийской ассоциацией общественных объединений «Философское общество «Диалектика и культура» по теме «Ильенков и диалектическая традиция в философии». В Конференции принимали участие свыше ста человек – из Москвы, Киева, Минска, Астаны, Ташкента (Узбекистан), Хельсинки (Финляндия), Сан-Диего (Калифорния, США), Астаны, Алматы, Усть-Каменогорска (Казахстан), Владивостока, Хабаровска, Красноярска, Новосибирска, Омска, Перми, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Твери, Воронежа, Ростова-на-Дону, Казани, Ульяновска, Челябинска, Таганрога, Харькова (Украина), 
Дрогобыча (Украина), Днепропетровска (Украина). Столь обширная география, конечно же, объясняется растущим интересом к гуманитарному знанию, к проблеме человека, к ее диалектическому осмыслению.

Однако и количественный состав участников, и особый интерес, и острота дискуссий – это лишь внешняя сторона прошедших Чтений. Понять эту внешнюю сторону можно только через призму восприятия людьми сути происходящих событий в современной общественной жизни. Определенное состояние общественной психологии - так или иначе - не могло не отразиться на содержательной стороне Конференции.

Не только глубина основных докладов на пленарном заседании: Мареева С.Н. («Э.В. Ильенков и советская философия»), Науменко Л.К. («Эвальд Ильенков и диалектическая традиция в мировой философии») и Лобастова Г.В. («Диалектика как деятельная способность»), определила остроту Чтений, но и своеобразные попытки некоторых участников выйти за рамки устоявшихся традиций в обсуждении научного наследия Э.В. Ильенкова.

В первую очередь это, пожалуй, проявилось в области философских проблем психологии, где достаточно интересную и глубокую попытку осмыслить развитие психологической науки от Выготского до Ильенкова сделал А.В. Сурмава. Разрешение психофизической проблемы в духе Спинозы, позицию которого выражает концепция Э.В.Ильенкова, встретило критическое отношение со стороны А.Д.Майданского. К сожалению, А.Д. Майданский не принял непосредственного участия в дискуссии, хотя его полемика по данному вопросу до чтений заочно состоялась с Л.К. Науменко, который также не смог участвовать в заседаниях. Своеобразную форму «защиты» Ильенкова от «его учеников» предпринял В.Г.Арсланов, задолго до Чтений представивший свой доклад («Что понял Э.В.Ильенков и чего не поняли (177) его ученики – неомарксисты («творческие марксисты»). К вопросу о современной схоластике») в Интернете.

 

Весьма дискуссионный доклад - «Диалектические вариации Ильенкова, или: «Почему не Кант вместо Гегеля?» в переводе А.Д. Майданского, - представил и озвучил постоянный участник международных Ильенковских чтений Веса Ойттинен (Хельсинки, Финляндия). Особое отношение автора указанного доклада к творчеству Канта, попытка Ойттинена переосмыслить роль Канта в становлении диалектической логики вылились в тезис о недооценке Гегелем, Марксом, Лениным и Ильенковым того значения в классической философии, которое занимал Кант по указанной проблематике. Широко известен вклад Э.В. Ильенкова в осмысление философских взглядов Спинозы и значение этих взглядов для понимания сущности мышления. В. Ойттинен же полагает, что «возврат к Канту… дал бы столь же плодотворные импульсы» в понимании диалектической логики и мышления, что и при обращении к монистической философии Спинозы.

Организационным преимуществом данных Чтений было то, что тексты основных докладов и материалы их обсуждений были заранее подготовлены и размещены в Интернете. Поэтому персональное отсутствие некоторых участников конференции не повлияло на остроту полемики по вопросам, затронутых ими.

Можно по-разному оценивать выступления - как основных докладчиков, так и тех, кто высказался по тем или иным проблемам понимания диалектики в истории философии, в которой Э.В.Ильенков давно занял достойное место. Но, на мой взгляд, многих участников Чтений можно причислить не только к исследователям творчества Э.В. Ильенкова, а и к его «полноправным» (как выразился А.В.Сурмава) оппонентам. В этом также проявилась одна из особенностей прошедших Ильенковских чтений.

Дискуссии на конференции показали, в каких направлениях происходит действительная концентрация философской мысли. Философская мысль определяется не идеологической позицией, господствующей в политике, и не замыкается на касту профессионалов от философии, а вытекает из самой практической жизни в форме свободного творческого обсуждения актуальных общественно-исторических проблем.

Именно в связи с этим необходимо повторить уже давно известную истину: «Гегель прекрасно понимал, что та или иная философская система возникает не только как новая ступень, закономерно подготовленная предыдущими ступенями, но и как ответ на потребности и запросы каждой новой исторической эпохи. Отсюда его определение философии как эпохи, схваченной в мысли».1 Гегелем была схвачена и максимально ярко выражена диалектика противоречия между сущностью и существованием, выявлена логика разрешения этого противоречия, логика, которая имеет непреходящее практическое значение. Существенную сторону этой логики подверг глубокому анализу кандидат философских наук, директор общеобразовательной школы из Красноярска И.С.Барсуков («Диалектика труда в «Феноменологии духа» Гегеля»). Анализ труда как сущностной основы человеческого бытия дает возможность войти в диалектику всех действительных форм исторического развития, а не только в диалектику его отражающего мышления. Понять это обстоятельство и связать его с образованием Человека – задача огромной теоретической и практической важности.

Часто в качестве аргумента употребляется утверждение: «Если действительность не соответствует теории, то тем хуже для действительности». Этим утверждением, конечно, захватывается проблема истины, но надо заметить, что необходимые условия для происходящих глобальных перемен в истории вызревают не в головах теоретиков. Поэтому проблема объективности истинных мыслей и соответствие их, с (178) одной стороны, «вещам», а с другой - «науке об истинном мышлении» (логике), не миновала участников дискуссий на Чтениях. Но поскольку корни указанной проблемы находятся не в стороне от жизненных интересов, а являются внутренним моментом жизненного содержания, сами дискуссии по указанной проблеме были достаточно откровенными, даже если мнения некоторых участников основывались на так называемом добросовестном заблуждении. Истина не может быть предметом голосования (Декарт). Полемика В.Г. Арсланова с С.Н. Мареевым, Г.В. Лобастовым, А.А. Сорокиным и другими показала, что не все так однозначно в трактовке общественной практики как критерия истины.

Не секрет, что и по сей день большинство «выразителей» истины опирается на эмпирические факты, факты и обстоятельства, доступные взору обывателя, поскольку лежат на поверхности и легко фиксируются на понятном любому языке: язык позитивизма, резонерства и мистицизма легко приспособляем к любым особенностям обыденного сознания.

Что касается языка науки и философии, то обывателя он отпугивает именно тем, что мешает ему, по выражению Гегеля, самодовольно нянчиться «со своими, ему одному дорогими особенностями»2, мешает подменять действительное содержание научного поиска праздным любопытством. Обывателю нет дела до того, что именно язык науки и философии заставляет дисциплинировать мышление, постигающее действительность.

Любое научное сообщество при проведении своих мероприятий состоит как бы из двух по сути неразрывных частей: официально организованной и кулуарно самоорганизующейся. Значимость последней части трудно переоценить. На сей раз в кулуарах обсуждался вопрос «золотого пера» Ильенкова, способа его изложения 
результатов собственных исследований диалектики Спинозы, Канта, Гегеля, Маркса и т.п.

Подавляющее число тех, кто так или иначе в своей жизни столкнулся со стилем изложения Э.В. Ильенковым научных проблем, выражает удивление простоте языка, с которой он раскрывает сложные научные и философские проблемы. Эта простота действительно подкупает читателя. Простота языка Э.В. Ильенкова настолько гениальна, что за ней многие не замечают опасности впасть в мифологизирование при интерпретации его идей. Сам Э.В. Ильенков прекрасно понимал, насколько строг язык философии, не допускающий малейшей вольности по отношению к нему.

Отношение языка и мышления, как бы оно ни проявлялось в действительной жизни науки и философии, по сей день остается сложнейшей теоретической проблемой. Разве тяжеловесный язык Гегеля, а не его диалектика и учение о понятии легли в основу понимания всей действительности – и природы, и общества, и мышления? В этом аспекте интересен доклад Л.К. Науменко «Эвальд Ильенков и диалектическая 
традиция в мировой философии».

В том-то и дело, что по мере развития производительных сил, начиная с ХVІІІ века и по сегодняшний день, действительное развитие человечества не раз крушило научные теории и идеологические конструкции, выстроенные вне контекста действительной жизни. Любая теория не жизненна, если она не становится объектом собственной критики, если она возникает и развивается без учета ее диалектического единства с исторической практикой, что на языке современной диалектической философии выражается принципом единства исторического и логического. Действительность должна отражаться в мыслящей голове не как 
нагромождение событий и фактов, хотя бы и следующих друг за другом, а должна быть схвачена познающим субъектом в ее всеобщих формах, выражающих сущность вещей. Вот этот-то призыв философии, в том числе и из уст Э.В. Ильенкова, не всегда услышан. (179) Этот призыв еще раз достаточно глубоко и убедительно 
прозвучал в докладе Г.В. Лобастова «Диалектика как деятельная способность». По моему убеждению, его можно расценивать в качестве стержня не только в рамках прошедших Чтений: готовность участвовать в решении фундаментальных проблем современности должна опираться не только на желание, но и на освоение научно- философской культуры. В противном случае есть опасность впасть в схоластическую 
полемику, что и показал доклад В.Г. Арсланова.

Социальная слепоглухонемота по отношению к науке и к философии проявляется на любом уровне организации современной общественной жизни. Особенно это остро ощущаешь, когда «вершители судеб мира» судорожно пытаются решить накопившиеся в обществе глобальные противоречия, даже не пытаясь обратиться к единому основанию бытия и человека, и общества, и природы.

Ради справедливости хотелось бы отметить, что наметившиеся реальные шаги по инициативе администрации Президента РФ в области инновационной политики проявились и в деятельности Философского общества «Диалектика и культура»: сформировалась готовность принять посильное участие в реализации идеи развития инновационной культуры как идеи интеллектуальной безопасности Российской Федерации. Именно этой идее был посвящен обстоятельный доклад Генерального директора научного инновационно-инжинирингового центра «Энергоинжиринг» Г.В. Бородастова («Становление методологии инновационной деятельности как диалектика творчества и традиций»). Доклад активно обсуждался на секции конференции 
«Диалектика и проблемы современной науки».

Известно, насколько активно пытался Э.В. Ильенков обратить внимание научного мира на бережное отношение к сложившимся в философской культуре классическим традициям. Достаточно вспомнить поднятые им проблему понимания предмета и проблему подмены логики так называемой математической логикой.3 О подобного рода подменах и бескомпромиссной борьбе Ильенкова с этими явлениями в философии и в науке в целом изложено в докладе В.С. Возняка (г. Дрогобыч, Украина) «Разум и рассудок», в котором дается анализ различения и специфической связи культуры формального мышления («логики рассудка»), с диалектической логикой как «логикой разума», т.е. с культурой конкретно-диалектического мышления.

В докладе С.Н. Мареева отмечалось, что, к сожалению, пренебрежение классическим наследием из науки не исчезло. И тем приятнее, что в молодежной среде происходит осмысление действительности через призму именно классической философии: основная доля научных докладов молодых ученых и студентов основывалась на критическом осмыслении научных проблем, возникающих в практике общественной жизни.

Думаю, что не случайно во многих тезисах и докладах упоминалась работа Э.В. Ильенкова «Школа должна учить мыслить». В какой-то мере многие выступления звучали именно как своего рода научно-теоретические отчеты о научно-практической деятельности в образовательных структурах.

Невозможно перечислить все доклады, связанные с поиском решения проблем единства науки и практики в образовательной деятельности, но хотелось бы в этом аспекте обратить внимание на следующие из них: Н.В. Самариной (Красноярск) – «Диалектический метод в преподавании биологии»; Т.Н. Ищенко (Красноярск) – 
Диалектический подход к образовательному процессу»; И.А. Майданской (Таганрог) –«Знание и реальность в системе образования».

(180) Мысль о свободе творчества, достаточно широко развиваемая Э.В. Ильенковым, так или иначе была основополагающей во всех выступлениях, посвященных образовательной проблематике: без тактичного, тонко дозированного проникновения в смысловое пространство деятельного субъекта (каковым чаще всего оказывается ребенок), свободы, а значит, и действительного познавательного процесса, не существует.

Идея формирования универсальных способностей личности, согласно Э.В. Ильенкову, может быть осуществлена только на основе диалектического понимания развития, выхода к общему через особенное. Научно-педагогическая школа Эльконина-Давыдова, потенции которой еще далеко не развернуты в практике образовательной деятельности, как раз и опирается на диалектико-материалистическую трактовку 
понятий.

Научные собрания, посвященные Э.В. Ильенкову, проводятся с восьмидесятых годов прошлого столетия, и практически ни одно из них не обходилось без осмысления проблемы идеального, которая была для Ильенкова одной из центральных тем научного исследования, и проблем диалектики.

В этом аспекте интересен доклад А.А. Сорокина (Москва) «Марксов анализ формы стоимости и проблема идеального». Без правильного понимания идеального невозможно формирование той самой универсальной способности в индивиде, посредством которой он возвышается до уровня личности. В этой форме человек уже не может быть рабом сиюминутных обстоятельств, какой бы чувственной силой они ни обладали.

Проблемы диалектического отношения между реальными и идеальными формами в развитии личности достаточно интересно рассмотрены в докладе А.К. Абишевой (Алматы, Казахстан) «Проблема идеального и личности в творчестве Э.В. Ильенкова». Докладчик показала, что именно личность, а не индивидуальное 
(«обособленное») сознание, является действительным носителем человеческой культуры, всеобщих форм культурно-исторического бытия человека.

Интересным был и Международный видеоинтернет-семинар (телемост) «Ильенков и революция в психологии». Основными ведущими телемоста явились А.В. Сурмава (Москва) с российской стороны и Майк Коул, профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего (США).

М. Коул является учеником А.Р.Лурия, он один из ведущих американских психологов, работающих в русле культурно-исторической психологии. Его книга "Культурно- историческая психология" вышла у нас на русском языке в 1977 г. К телемосту подключился коллега М. Коула из Колумбии Мартин Пакер. Живое общение между его участниками произошло на одном дыхании и, как полагается в научном мире, некоторые проблемы скорее впервые формулировались, а не подгонялись под готовый ответ.

1. М. Розенталь. Наука логики» Гегеля и Марксистская наука логики». Вступительная 
статья к 1 тому Гегеля «Наука логики». М. Мысль. 1970 г. с. 9.
2. Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 3. М. Мысль 1977. С. 7.
3. Э.В. Ильенков. «О роли классического наследства в развитии категорий 
материалистической диалектики». Материалы Совещания по современным проблемам 
материалистической диалектики, 7-9 апреля 1965 г.. М. Наука. 1966. С. 141-145.

Яндекс.Метрика